Команда мечты: хирург и косметолог

ВАРДАН АРШАКЯН

Задачи пластических хирургов и врачей-косметологов часто пересекаются, но как именно должно быть построено взаимодействие двух специалистов, чтобы результаты были исключительно положительными? Об этом мы подробно поговорили с к. м. н., пластическим хирургом Варданом Аршакяном.

Как вы считаете, хирурги и косметологи — соперники или союзники?

Я считаю, что в медицине не должно быть конкурентов, в медицине должны быть исключительно союзники и всегда должна присутствовать коллегиальность. Соответственно, если вопрос стоит о решении какой-либо эстетической задачи, то над ней можно и нужно работать не только со стороны хирургии, но и со стороны косметологии. Косметолог и хирург всегда должны работать в тандеме.

В каких случаях совместная работа наиболее эффективна?

Случаи успешного взаимодействия специалистов могут быть такими: пациент готовится к какой-либо операции, например, по лицу. Его необходимо сначала подготовить к этой манипуляции. Этим занимается не хирург, а косметолог. Предоперационная подготовка кожи специалистами-косметологами в разы улучшает её качество, трофику и т. д. Если я работаю с лицом, то всегда прошу приблизительно за две недели начинать готовить пациента к операции, чтобы у нас не было каких-либо состояний, которые могут позже негативно проявить себя. Речь здесь идёт о сухости кожи, последствиях курения, различных сопутствующих состояниях, которые, к сожалению, могут негативно сказаться на окончательном результате. Грамотная предоперационная подготовка косметологом всегда является палочкой-выручалочкой для хирурга.

Как обычно звучит ваша просьба? Вы озвучиваете метод или ставите задачу?

Обычно обозначается вид операции, объём работы и сроки. Специалист уже знает, как готовить пациента к операции либо проводить реабилитацию.

По каким показаниям косметолог направляет пациента на консультацию к пластическому хирургу, и наоборот?

К сожалению, в наше время деятельность врача очень плотно срослась с экономическими факторами. И косметолог, и пластический хирург в первую очередь являются врачами, но также сегодня они становятся экономистами, как бы это ни звучало — и экономистами, и бухгалтерами, поскольку имеют определённую финансовую заинтересованность. Если же косметолог добросовестно относится к своей работе и, прислушиваясь к пожеланиям пациента, понимает, что те методики, которые есть у него в арсенале, не дадут желаемого эффекта, однако его можно получить от хирургии, то он чётко осознаёт, что на этом этапе его работа с этим пациентом окончена, и его нужно передавать хирургу. То же самое касается хирурга. К нам обращается очень много пациентов нехирургического профиля: те, кому ещё слишком рано проводить какие-либо хирургические вмешательства, те, кто ещё не до конца определился, чего именно хочет, те, кому требуется просто хороший уход за кожей. Бывает такое, что проблема связана именно с качеством кожи, с ложными морщинками, и через какое-то количество процедур у грамотного врача-косметолога данный вопрос легко снимается. Тут важно понимать, что у каждого есть своё поле деятельности. И если мы говорим о каких-то косметологических методиках, которыми владеет хирург, то тут тоже стоит задуматься, а насколько хорошо пластический хирург может выполнить ту же процедуру, как, допустим, введение ботулотоксина или филлера. То есть, надо понимать, насколько действительно хватит его практики, чтобы добиться того результата, который удовлетворит пациента. Врач-хирург должен здраво оценивать ситуацию, и если возникают сомнения, то, конечно же, лучше направить пациента к коллегам-косметологам. Важно признаваться в своих слабых сторонах, прежде всего, самому себе.

Это вопрос этичности и осознанности, в том числе.

Вы знаете, это всё настолько переплетено друг с другом: и этичность, и осознанность, и жадность, и прочие моменты, о которых, к сожалению, забыли некоторые наши коллеги. Ведь это то, чему всех нас учили в институте или университете — коллегиальности, академичности, субординации с пациентом, со своими коллегами. Есть очень много таких базовых понятий, которые, к сожалению, практически стёрли эти экономические вопросы. Вы знаете, я говорю об этом открыто, несмотря на то, что кому-то такое мнение может не понравиться, но я к этому готов, потому что считаю, что об этом нужно говорить.

Если пациент планирует хирургическое вмешательство, стоит ли ему избегать каких‑то косметологических процедур, отказываться от чего‑то?

Всё зависит от того, какая операция его ждёт, от того, какой предполагается объём вмешательства. Например, если мы работаем на лице, то есть лимфодренажные технологии, аппаратные методы, которые в принципе никак не будут вредить результату в постоперационном периоде, а напротив — сделают только лучше. Основной вопрос здесь, скорее, в том, как правильно создать этот тандем с косметологом, который поможет пациенту подготовиться к операции. Я всегда за косметологические процедуры в предоперационном периоде, но нужно понимать, какие именно процедуры применять. Это решается строго индивидуально совместно с коллегой-косметологом.

То есть важно, чтобы работа происходила в связке, и на плечи пациента не ложилась задача поиска специалиста и подбора процедур?

Конечно. Понимаете, пациента можно в какой-то мере сравнить с ребёнком — он не обладает достаточной информацией, возможно, он где-то что-то прочитал, но ведь в нашем информационном пространстве 95 или даже 98% мусорной, неверной информации. А к чему это может привести? К крайне негативным последствиям. Поэтому пациента нужно обязательно направлять, вести, нельзя его бросать. Пациентом нужно заниматься — это аксиома.

А чем косметолог может помочь после операции, в реабилитационном периоде?

Вот это очень хороший вопрос. Я не перестану говорить, что мы, пластические хирурги, — очень грубые люди. Грубость наша заключается в работе с живой тканью: мы наносим раны, серьёзные травмы и это всё должно как-то предсказуемо, без осложнений заживать. Именно косметолог после операции нам поможет предсказуемо провести пациента через весь реабилитационный период. Это является золотым стандартом ведения пациента в постоперационном периоде. Я всегда говорю своим студентам: «Выполнить операцию — не сложно. Провести операцию технически можно научить любого образованного пластического хирурга. Однако успешность операции всегда зависит от реабилитационного периода». Грамотно проведённая операция — это 30% успеха, а оставшиеся 70% — это реабилитация пациента в постоперационном периоде.

То есть, в постоперационном периоде врач-косметолог — главный специалист?

Сейчас даже есть такое понятие — косметолог-реабилитолог. Это профильный специалист, который занимается реабилитацией пациентов после хирургических вмешательств. И это один из основных специалистов в постоперационном периоде, с кем нужно дружить и всегда быть на связи. Приведу пример: пациентка на следующий день после круговой блефаропластики приходит с отёками. Чем помочь? Конечно же, направить её к косметологу, и уже на следующий день этих проблем не будет. Это и есть реабилитация. На пятые сутки ей уже можно снимать швы, а через неделю она уже полноценно выходит в свет без следов вмешательства, но с эффектом омоложения. И это становится возможным только в таком тандеме. Хирург не может объять необъятное. Хирург должен заниматься своим делом. Каждый должен заниматься своим делом, и именно тогда пациенты будут получать только хорошие результаты.

Какие ещё нежелательные явления может наиболее эффективно устранить врач-косметолог?

Мы же работаем не только по лицу, но и по телу. В зависимости от того, какая была проведена операция, нужно понимать физиологию травмы. Что можно ожидать в постоперационном периоде? Прежде всего, отёки. С ними нужно бороться, потому что отёки — это именно то состояние, которое может вызвать непредсказуемые последствия. Второй момент — это гематомы. Если говорить о каких-то маленьких локальных синячках, ими тоже занимаются косметологи, а если об обширных гематомах, то здесь косметолог уже не поможет. Соответственно, в раннем постоперационном периоде мы боремся с отёками, синячками, приводим кожу в нормальное состояние после операции. В отдалённом постоперационном периоде мы с косметологом уже работаем над качеством кожи, над её рельефом и т. д.

Какими вы видите перспективы развития союза хирурга и косметолога?

Перспективы максимально радужные, учитывая все плюсы данного союза. Конференции, конгрессы, перекрёстные доклады с освещением тех либо иных проблем и методов их решения — всё это логичные шаги для улучшения этих взаимоотношений!

О работе косметолога в тандеме с хирургом также читайте в статье «Инъекционная биорепарация для улучшения результатов блефаропластики» на стр. 40 в журнале «Инъекционная косметология» № 3 (2019).